Войти    Поиск   Связаться с нами

Русская Православная церковь в годы Гражданской войны

Дата: 04 Декабря 2011 в 21:06
Автор: Пользователь скрыл имя
Тип: доклад
Скачать в ZIP (30.09 Кб)
Файлы: 1 файл
Церковь.docx (32.56 Кб)   —   ОткрытьСкачать

Но даже сейчас Патриарх не призывает к борьбе против новой  власти, даже сейчас принципиально  не хочет ввергать Церковь в пучину политической борьбы. Он лишь призывает  большевиков: “отпразднуйте годовщину  своего пребывания у власти освобождением  заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры “…” а иначе взыщется от вас всякая кровь праведная и от меча погибнете вы, взявшие меч” (Мф. 26, 52)

Очень важным было то, что еще летом 1918 г. Патриарх отказался  благословить Белое движение, чтобы  избежать вовлечения Церкви в политическую борьбу. Для Церкви все, и красные  и белые, оставались ее детьми (пусть  даже и заблудшими) и Первосвятитель ни при каких обстоятельствах  не желал благословлять братоубийственную  войну. Это еще раз опровергает  клевету советских авторов о  том, что якобы Патриарх активно  поддерживал белое движение и  подстрекал народ к “черносотенству  и контрреволюционности”

В ноябре 1918 - январе 1919 года Патриарх находился под домашним арестом. Однако большевики тогда всё  же не решились расправиться с Патриархом, - слишком велик был его авторитет. Поэтому Святитель, после ряда допросов и многочисленных угроз был выпущен  на свободу.

На 7 съезде РКП (б) в  марте 1919 г. коммунисты сделали ставку на полное и быстрое отмирание  Церкви, что и было отражено в  принятой программе партии. Считалась, что “целенаправленной системой воспитания”, а также “революционным воздействием” (под которым подразумевались  и репрессии) Церковь скоро будет  уничтожена. В советской атеистической  литературе этот период борьбы с Церковью получил название “бури и натиска”.

А террор тем временем продолжался. Особенно много жертв  было в местах, где шли боевые действия. Так в одном из городков центральной России красные расстреляли  архиерея и нескольких священников  только за то, что они якобы встречали  белых колокольным звоном (на самом  деле звонили к заутрене). Расстреливали  священно- и церковнослужителей часто  даже без суда, для устрашения населения.

Людей Церкви уничтожали с неслыханной жестокостью. В  рамках данной работы невозможно хотя бы вкратце описать тысячи зверских убийств православных христиан во время Гражданской войны. Приведем лишь некоторые данные, позволяющие получить представление о размахе и беспощадности гонений. 

14 января 1919 года  был зверски убит епископ Ревельский  Платон вместе с двумя протоиереями. 23 мая 1919 года в Астрахани были  арестованы и 23 июня расстреляны  архиепископ Митрофан (Краснопольский) и его викарий епископ Енотаевский Леонтий (барон Вимпфен). Приказ об этом отдал Киров. В одной Харьковской епархии за 6 месяцев с декабря 1918 по июнь 1919 года погибло 70 священников. В Воронежской епархии после оставления её белыми в декабре 1919 года красные расстреляли 160 священников. За короткое время в Кубанской епархии убили 43 священника. В Пермской епархии за 1919 год было уничтожено около 100 представителей духовенства, из них 3 епископа, 51 священник, 5 диаконов, 37 монахов, 4 псаломщика. Казни часто сопровождались изощрёнными пытками, чему можно привести множество примеров. Например, по данным “Союза духовенства и мирян” г. Архангельска, “в Архангельской губернии свящ. Шангин был убит, а тело разрублено на куски, свящ. Сурцов много дней подвергался издевательствам, после чего был расстрелян, свящ. Распутин убит, а тело отдано на съедение собакам”. В Шацком уезде Тамбовской губернии было расстреляно шествие крестьян, среди которых были женщины, старики и дети, которые лишь хотели, чтобы освободили их священника и вернули похищенную властями Вышинскую икону Богоматери. Массовые казни совершались часто без суда и следствия, без соблюдения даже собственных советских законов.

Пятое послание патриарха  Тихона вышло 3(21) июля 1919 года и обращено оно было ко всем чадам Церкви. Выход  послания был связан с успешным наступлением на Москву армии генерала Деникина. Летом - осенью 1919 года казалось, что  большевистская власть вот-вот рухнет под тяжестью своих преступлений. По этому поводу Патриарх счел необходимым  высказаться. Описав испытания, обрушившиеся на РПЦ, Патриарх призвал народ к  милосердию по отношению к поверженному противнику. Дело заключалось в том, что летом 1919 года армия Деникина подходила к Москве, и, казалось, скоро власть большевиков падет, поэтому-то Патриарх и призвал белогвардейцев, большинство из которых были люди религиозные, не допускать возможных  эксцессов. Это послание опровергает  все измышления советских историков  о ненависти, которую испытывала Церковь по отношению к своим  врагам – “революционным массам”  и говорит как раз о подлинной  христианской любви Церкви к своим  заблудшим чадам. Здесь нас снова  поражает высочайшая нравственность Патриарха, который даже в тех тяжелейших условиях думал только о спасении своей заблудшей паствы. К сожалению, нравственное одичание большевиков  зашло уже так далеко, что они  не смогли оценить эту чадолюбивую  позицию Церкви, которая в данном случае отстаивала уже их собственные  интересы! Гонения продолжались.

Шестое послание Патриарха вышло 25 сентября (8 октября) 1919 года и обращено оно было ко всем архипастырям. В тот момент наступление  белых уже выдохлось и, по сути дела, стало ясно, что красные  сумели удержать власть. Теперь перед  Церковью встала тяжелая задача: как  наладить долговременные отношения  с безбожной властью, как оградить Поместную Русскую Церковь от уничтожения? Поэтому Патриарх заявляет о лояльном отношении Церкви к  Советской власти, так как “Церковь не связывает себя ни с каким определённым образом правления, ибо таковое  имеет лишь относительное историческое значение”, служители же Церкви должны “стоять выше и вне всяких политических интересов”. Патриарх призвал подчиняться  велениям Советской власти “поскольку они не противоречат вере и благочестию” Таким образом, Первоиерарх уже тогда сумел найти тот единственно возможный путь, при котором РПЦ могла существовать и при Советской власти. Святитель напомнил своим клиру и пастве многими позабытую истину, что главной задачей Церкви является не политическая борьба, а спасение душ.

Тем временем власть принимала всё новые законы против Церкви, рассчитывая разрушить внутрицерковную жизнь. 20 февраля (4 марта) 1919 года было издано разъяснение 5 (бывшего 8) ликвидационного отдела наркомюста о недопустимости со стороны иерархии перемещения духовенства и закрытия храмов против воли верующих. Так власть священника на приходе ещё более уменьшалась: власти предполагали, что рядовые верующие должны бороться с духовенством как с “эксплуататорами” и “помогали” первым.

26 марта (5 апреля) 1920 г. новым разъяснением духовные  лица привлекались к всеобщей  трудовой повинности, также запрещалось  богослужение при его совпадении  по времени с общественно-полезными  работами. А 1 (14) апреля следующим  разъяснением служители культа  потеряли право пользоваться полными гражданскими правами как лица, живущие на нетрудовые доходы. Разумеется, эти постановления не соответствовали даже собственным законам Советской власти.

ВЦУ предпринимало  все, чтобы облегчить для духовенства  и мирян жизнь во время гонений  и Гражданской войны. Чтобы осуществлять управление отрезанными от ВЦУ епархиями, на территориях, занятых белыми, стали  образовываться Временные Высшие Церковные  Управления (ВВЦУ) на юге (ноябрь 1919 года, решение Ставропольского Церковного Собора) и на востоке (начало 1919 года). Под давлением неумолимых обстоятельств, Патриарх признал их законность, хотя это и противоречило идее твёрдой  патриаршей власти.

5(18) мая 1920 года  Синод под председательством  Патриарха принял постановление  о предоставлении епархиальным  архиереям права решать на  местах все церковные дела (даже  входящие в компетенцию Синода, если прекращалась связь с  ВЦУ). Ещё раньше, в1918 г., Собор упразднил  общеобязательную церковную политику, предоставив членам Церкви право  самим определять свои политические  интересы, “поскольку это не вредит  Церкви и не ведётся от её  имени”. Таким образом священноначалие даже в тех тяжелейших условиях сумело осуществить реформу церковного управления.

В октябре 1920 года Гражданская  война на европейской части России в целом была завершена эвакуацией разбитой армии Врангеля. Одержав  победу, коммунисты устроили кровавую бойню, безжалостно истребив большинство  попавших к ним в руки белогвардейцев, их сторонников, а также множество  невинных людей, заподозренных в  нелояльности к Советской власти. Однако, с конца 1920 года, можно говорить о некотором спаде в интенсивности гонений на инакомыслящих, в том числе и на Церковь. Первый этап гонений завершился.

Седьмое и последнее  послание Патриарха периода Гражданской  войны вышло в свет 28 августа (10 сентября) 1920 года. Оно было посвящено  закрытию национальной русской святыни - Троице-Сергиевой Лавры. В нём  Патриарх, опечаленный равнодушием  народа к гонениям на Церковь, заявил, что “мы только носим имя, что  живы, а на самом деле мертвы”  и призвал народ к покаянию. Но народ не услышал своего Первосвятителя, поэтому и власти игнорировали его  протесты.

Оставалось, впрочем, “малое стадо”, не предавшее свою веру. Даже частные победы тогда удавалось  одерживать. По жалобам верующих в  высшие инстанции было возможно отсрочить  закрытие монастыря, вызволить из тюрьмы иерарха или священника, обуздать произвол представителей местных властей. Так в 1919 г., благодаря многочисленным протестам православных христиан, дошедших до самого Ленина, из застенков ВЧК  удалось освободить Михея, еп. Калужского и Константина, архиеп. Могилевского. В то время коммунисты еще старались внешне держаться в рамках законности.

До сих пор достаточно сложно определить общую цифру уничтоженных коммунистами священнослужителей и  мирян в годы Гражданской войны. Так С. П. Мельгунов приводит данные о 28 архиереях и 1219 священниках, убитых в гражданскую войну, впрочем, тут  же указывая, что это приблизительные  сведения. Прот. М. Польский перечисляет 23 епископа, умерщвлённых большевиками в 1918-1921 годах. Д. Поспеловский считает, что в течение 1918 -1920-х гг. погибло не менее 28 епископов и 12 тысяч мирян, защищавших интересы Церкви и заплативших за это жизнью. М. Г. Нечаев приводит “современные данные”, по которым репрессированных священнослужителей и монашествующих насчитывалось от 8 000 до 21000 человек, из них 70 архиереев, - 3/4 всего епископата. Но здесь имеются в виду все пострадавшие, а не обязательно умерщвлённые, многие из них остались в живых. Составители сборника “РПЦ и коммунистическое государство” считают, что общее число жертв среди духовенства и мирян в 1917-1921 гг. составляет более 10 000 человек, не считая погибших в белой армии священников. Пожалуй, наиболее достоверные цифры называет прот. Георгий Митрофанов: “с 1918 по 1921 год погибло 23 архиерея и более 10 000 духовенства”. По-видимому, число убитых мирян составляет около 10 000-12 000 тысяч человек (данные Д. Поспеловского). Такова ужасающая статистика жертв РПЦ в первые годы Советской власти.

“Церкви нет без  епископа”, - гласит крылатое выражение. Большевики, видимо, понимали это, нанося первые удары именно по епископату. Но Церковь нашла выход в многочисленных епископских хиротониях. В 1917 г. умерли 11 епископов, хиротонисаны 4. В 1918 г. умерли (большинство мученически) 21 епископ, а хиротонисаны уже 14. В 1920 г. умерли 5, а хиротонисаны 30(!) архиереев. Наконец, в 1921 г. умерли 7, а хиротонисаны 39 архипастырей! Таким образом, епископат РПЦ в годы гонений даже увеличился. И пока находились подвижники, согласные даже в это лютое время принять святительский сан, несмотря на очевидную угрозу гибели (а большинство из них и на самом деле умертвят), Церковь могла спокойно ответить гонителям: “Зачем мятутся народы, и племена замышляют тщетное?” (Пс. 2).

Краткое описание
Революционные преобразования в России затронули все стороны национальной жизни; они повлекли за собой коренной переворот в отношениях между государством и Церковью. Уже Временное правительство отменило обязательное преподавание Закона Божия и передало церковноприходские школы в ведение Министерства народного просвещения, сделав тем самым первый шаг к вневероисповедному государству. Возражения со стороны Поместного Собора и иерархии против этих мер не были приняты правительством
Оглавление
содержание отсутствует