Войти    Поиск   Связаться с нами

Аристотель и его учения

Дата: 20 Октября 2011 в 09:56
Автор: Пользователь скрыл имя
Тип: доклад
Скачать в ZIP (32.53 Кб)
Файлы: 1 файл
Аристотель.doc (138.00 Кб)   —   ОткрытьСкачать

Насилие само по себе, по Аристотелю, еще не создает государства и права. Наряду с этим существенным для его  правопонимания положением необходимо отметить и другой принципиальный момент: в ходе критического разбора концепции  рабства по закону, согласно которой само насилие создает правовую основу рабства, Аристотель подчеркивает, что закон (как часть политики и явление политическое, соответствующее принципу политической справедливости) не может насилие сделать правом или трактовать силу в качестве источника права. Такая трактовка соотношения права и насилия направлена в учении Аристотеля на отрицание неполитического (несправедливого и антиправового) использования силы, характерного для деспотизма, где отсутствуют политические (а следовательно, и правовые) формы и отношения. Право в целом как явление политическое Аристотель на-

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.51

зывает  «политическим правом». Это, в частности, означает невозможность неполитического права, отсутствие права вообще в неполитических (деспотических) формах общения, общественного устройства и правления. Как естественное, так и условное право – явления политические и носят политический характер. Аристотель выступает против сведения всего права к праву условному, установленному людьми [9].

Аристотель  развивает платоновскую трактовку  закона как «определения разума». Разумность закона в интерпретации Стагирита означает его правильность и правомерность, его соответствие политической справедливости и праву. Закон разумен, поскольку в нем правильно выражена его политическая природа, идея права. Законы Аристотель разделяет на частные законы каждого народа и на законы общие, или естественные, которые могут быть названы правдой, или иначе – на законы писаные и неписаные. Естественные законы, с одной стороны, определяют крайние проявления добродетели и порока, а с другой – восполняют неполноту писаных законов. Они обладают обязательной силой по самой своей природе и не зависят от воли законодателя, будучи везде и всегда одними и теми же. Эти законы восполняют пробелы положительного права и служат критерием для его оценки.

Законодательство – искусство создания писаных законов, состоящее в умелом и адекватном отображении в них своеобразия данного государственного строя и стабилизации таким путем существующей системы отношений. Политический порядок, присущий определенной форме государственного устройства, играет в трактовке Аристотеля роль конституирующего принципа для текущего законодательства: «ибо порядок и есть своего рода закон». Политическое правление – по Аристотелю, – правление закона, а не людей. Судья должен подвергать критике писаный закон, считаясь с законом естественным, как согласным с правдой. Писаные законы, с одной стороны, определяют, что следует делать по отношению ко всему обществу (в настоящее время это соответствует публичному праву), а с другой – что следует делать по отношению к частным лицам (частное право). Что касается субъективной стороны человеческих поступков, то наказываться или награждаться должны только произвольные действия, т.е. такие, причина которых заключается в самом действующем лице, а не действия непроизвольные, совершаемые по насилию или по неведению.

Большой интерес представляет собой и  анализ Аристотелем видов государственного устройства. Таковых он насчитывает  шесть: три «правильных», построенных  на основаниях истинной добродетели (монархия, аристократия, полития), и три соответствующих им «неправильных» вида (тирания, олигархия, демократия), не заключающих в себе добродетели.

Приведем  соответствующий фрагмент из работы Аристотеля. 
 
 
 
 
 
 
 

Именно  с именем Аристотеля, который жил  в 384-322 гг. до н.э., связано зарождение политической науки как отдельной науки.Аристотелем было написано большое количество трудов, в частности на политико-правовую тематику в таких работах, дошедшие до нашего времени, как "Политика", "Афинская полития", "Этика" и "Риторика".

Аристотель  предпринял попытку всесторонней разработки науки о политике. Политика как  наука у него тесно связана  с этикой. Аристотель различает два  вида справедливости: распределяя и  уравнивая. Распределяя справедливость означает деление общих благ по заслугам, пропорционально вклада того или иного члена общества в общее дело. Здесь возможен как прямой, так и неравное распределение соответствующих благ. Уравнивая справедливость базируется на арифметической равенства, причем сферой применения этого принципа является область гражданско-правовых сделок, возмещения ущерба, наказания. Главным выводом из этических исследований Аристотеля, что имеет существенное значение для политики, права и законодательства, является положение о том, что политическая справедливость возможна только между свободными и равными людьми, которые принадлежат одному общения и имеют целью самоудовлетворения, самодостаточность (автаркию. То есть, политическая справедливость является принципом политической формы власти.

Страна, по Аристотелю, возникает естественным путем для удовлетворения жизненных потребностей, но цель ее существования - достижение блага людей. Государство, по сравнению с семьей и поселением, - высшая форма общения, в которой и благодаря которой все другие формы человеческого общения достигают своей цели и завершения. Государство - это достаточная для самостоятельного существования совокупность граждан. А гражданином, согласно концепции Аристотеля, является тот, кто может участвовать в законорадчий (законодательной) и судебной власти данного государства.

Каждой  форме государства соответствует  свое понятие гражданина, свои основания  наделения того или иного круга  лиц совокупностью гражданских  прав. Форму государства Аристотель характеризует как политическую систему, которая олицетворяется верховной властью в государстве. Учитывая это, форма государства определяется количеством правящих (один, немного, большинство). Кроме того, различаются правильные и неправильные формы государства: в правильных формах правители имеют целью общее благо, в неправильных - только свое личное благо. Тремя правильными формами государства являются монархическое правление (царская власть), аристократия и полития, а соответствующими неправильными формами являются - тирания, олигархия и демократия. В свою очередь, каждая форма имеет несколько видов, поскольку возможны различные комбинации формообразующих элементов.

Наиболее  правильной формой государства Аристотель называет полития. Это такая форма  государства, где правит большинство  в интересах общего блага. Полития, по Аристотелю, является своеобразным сочетанием олигархии и демократии, их лучших сторон, будучи свободной от недостатков и крайностей двух последних. По сути, аристотелевская полития означает не только особую форму государства, она, одновременно, является теоретической конструкцией политической формы власти вообще. В этом аспекте она служит своеобразным эталоном для реально существующих государственных форм и критерием для определения уровня их политичности или неполитичности, отклонение от норм политической справедливости.

Право, по Аристотелю, является нормой политического  общения людей. "Понятие справедливости связано с представлением о государстве, поскольку право, которое служит критерием справедливости, является регулирующей нормой политического общения", - подчеркивал Аристотель в своем труде "Политика". Право характеризуется Аристотелем также как равенство, но, согласно его трактовке справедливости, это равенство не абсолютна, а относительна, поскольку люди не равны по своим достоинством.

Право, в целом, как политическое явление  Аристотель называет "политическим правом". Это, в частности, означает невозможность существования неполитического  права, а также отсутствие права  в неполитических (деспотических) формах общения, общественного устройства и правления. Причем, политическое право, по Аристотелю, "частично естественное, частично условное. Естественное право - то, которое везде имеет одинаковое значение и не зависит от того, его признают, не признают. Условное право - то, которое первоначально могло быть без существенного различия таким или другим ", но после того, как оно определяется (фиксируется), эта возможность теряется. То есть, Аристотель не сводит всего права к праву, созданного путем волеизъявления, то есть установленного людьми. Подчеркивая, что, хотя вся область права и изменяется, однако понятие справедливости в праве может изменяться только определенным образом. Естественное право является естественным, прежде всего, потому, что оно политическое, адекватное политической природе человека и выражает требования и представления о политической справедливости в человеческих взаимоотношениях.

Под условным (человеческим, волевстановленим) правом в концепции Аристотеля понимается то, что позже стало называться положительным правом, то есть до условного права он относит предписания закона и общих договоров. При этом, он говорит о писаные и неписаные законы. Под неписаным законом, который также принадлежит к условному (положительного) права, подразумевается правовой обычай (обычное право).

Существенным  составным моментом политического  качества закона является его соответствие политической справедливости и праву. Любой закон в своей основе должен иметь право, т.е. право должно находить свое воплощение и соблюдение в законе. Уход закона от права означало бы, согласно концепции Аристотеля, отход от политических форм к деспотического насилия, перерождение закона в средство деспотии. "Не может быть делом закона осуществления власти не только по праву, но и вопреки праву; стремление касается насильственного подчинения, конечно, противоречит идее права".

Из  политического характера права (естественного  права и закона) вытекает необходимость  его соответствия той форме государственного устройства, в рамках которой оно  должно действовать. В целом, из учения Аристотеля о различных формах правления - правильные формы и соответствующие отклонения от них (тирания, олигархия и демократия) - следует, что все они, по принципиальным исключением тирании (деспотического правления), по сути, относятся им к политической (государственной ) формы организации общественной жизни и правления и, соответственно, предусматривают, в той или иной степени, политическую справедливость, право и закон.

Законодательство - часть политики, поэтому искусство  законодателя состоит в умелом и адекватном отражении в законах своеобразие данного государственного строя и стабилизации, таким образом, существующей системы отношений. Политический порядок, присущий определенной форме государственного строя, играет, по Аристотелю, роль констатирующего принципа для действующего законодательства, "так как порядок и являются в определенной степени закон".

Политическое  правление - это, по Аристотелю, правление  законов, а не людей. "Кто требует, чтобы закон владычествовал, требует, кажется, того, чтобы властвовали только божество и разум, а кто требует, чтобы властвовали человек, то выдвигает в этом своем требовании определенный животный элемент, ибо страстность есть что-то животное, и гнев сбивает с истинного пути правителей, хотя бы они и были лучшими людьми, наоборот, закон - уравновешенный разум ". Господство человека, вместо разума и закона, по мнению Аристотеля, может привести к злоупотреблению властью и возможной тирании.

Закон умный, поскольку в нем правильно  выражена его политическая природа, идея права. Нормальная действие закона предусматривает развитость, подготовленность людей к добродетели и политической справедливости, до разумного способа действия и поведения. Людей же, которые руководствуются страстями, а не разумом, можно удержать в рамках морально дозволенного только путем наказания, поскольку, "вообще говоря, страсть подчиняется не убеждением, а только силе". Сочетание в законе авторитета разума и государственной силы делает его незаменимым средством регулятивного и воспитательного влияния как на моральных, так и на аморальных членов политического общения. Существенным, при этом, является качество самого закона. "Понятно, - писал Аристотель, - что для общественного воспитания необходимые законы, а для хорошего - необходимы хорошие законы".

При характеристике политико-правового  учения Аристотеля следует, в целом, отметить, что главным для него является поиск именно природнолюдських, а не божественно-мифических оснований  политико-правовых явлений; именно в  человеке, в ее политической (общественной) природе он видит истоки и об 'объективные основы этих явлений. Поэтому учение Аристотеля является своеобразным синтезом и дальнейшим развитием предыдущих подходов к политико-правовой проблематики. Акцентирование внимания на политической природе человека, как на объективной основе, что является определяющей для специфических отношений и взаимосвязи людей в сфере их общественной, политической, нравственной и правовой жизни, является определяющим этапом на пути развития светских, рационально-теоретичинх представлений о специфические закономерности, действующие в этой сфере.

В истории политических учений ни один из значительных мыслителей античности, средневековья и нового времени  не обошел стороной творческого наследия Аристотеля, не избежал того, чтобы прямо или косвенно не определить свое отношение к учению Аристотеля. 
 

2. Основная часть  
2.1 Аристотель о государстве  
Аристотель в своём творчестве предпринял попытку всесторонней разработки науки о политике. Политика как наука у него тесно связана с этикой. Научное понимание политики предполагает, по Аристотелю, развитые представления о нравственности (добродетелях), знание этики (нравов).  
В трактате Аристотеля «Политика» общество и государство по существу не различаются.  
Государство предстаёт в его сочинении как естественный и необходимый способ существования людей – «общение подобных друг другу людей в целях возможно лучшего существования». А «общение, естественным путем возникшее для удовлетворения повседневных надобностей, есть семья», – утверждает Аристотель.  
Для Аристотеля государство представляет собой некое целое и единство составляющих его элементов, но он критикует платоновскую попытку «сделать государство чрезмерно единым». Государство состоит из множества элементов, и чрезмерное стремление к их единству, например предлагаемая Платоном общность имущества, жен и детей, приводит к уничтожению государства.  
Государство, замечает Аристотель, понятие сложное. По своей форме оно представляет собой известного рода организацию и объединяет определенную совокупность граждан. С этого угла зрения речь идёт уже не о таких первичных элементах государства, как индивид, семья и т. д., а о гражданине. Определение государства как формы зависит от того, кого же считать гражданином, т. е. от понятия гражданина. Гражданин, по Аристотелю, это тот, кто может участвовать в законосовещательной и судебной власти данного государства.  
Государство же есть достаточная для самодовлеющего существования совокупность граждан.  
По Аристотелю, человек — политическое существо, т.е. социальное, и он несёт в себе инстинктивное стремление к «совместному сожительству». Человека отличает способность к интеллектуальной и нравственной жизни, «человек по природе своей есть существо политическое». Только человек способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость. Первым результатом социальной жизни он считал образование семьи — муж и жена, родители и дети. Потребность во взаимном обмене привела к общению семей и селений. Так возникло государство.  
Отождествив общество с государством, Аристотель был вынужден заняться поисками элементов государства. Он понимал зависимость целей, интересов и характера деятельности людей от их имущественного положения и использовал этот критерий при характеристике различных слоев общества. По мысли Аристотеля, бедные и богатые «оказываются в государстве элементами, диаметрально противоположными друг другу, так что в зависимости от перевеса того или иного из элементов устанавливается и соответствующая форма государственного строя». Он выделил три главных слоя граждан: очень зажиточных, крайне неимущих и средних, стоящих между теми и другими. Аристотель враждебно относился к первым двум социальным группам. Он считал, что в основе жизни людей, обладающих чрезмерным богатством, лежит противоестественный род наживы имущества1. В этом, по Аристотелю, проявляется не стремление к «благой жизни», а лишь стремление к жизни вообще. Поскольку жажда жизни неуёмна, то неуемно и стремление к средствам утоления этой  
Ставя всё на службу чрезмерной личной наживы, «люди первой категории» попирают ногами общественные традиции и законы. Стремясь к власти, они сами не могут подчиняться, нарушая этим спокойствие государственной жизни. Почти все они высокомерны и надменны, склонны к роскоши и хвастовству. Государство же создается не ради того, чтобы жить вообще, но преимущественно для того, чтобы жить счастливо.  
Совершенством же человека предполагается совершенный гражданин, а совершенством гражданина в свою очередь — совершенность государства. При этом природа государства стоит «впереди» семьи и индивида. Эта глубокая идея характеризуется так: совершенство гражданина обусловливается качеством общества, которому он принадлежит: кто желает создать совершенных людей, должен создать совершенных граждан, а кто хочет создать совершенных граждан, должен создать совершенное государство.  
Аристотель выделяет следующие элементы государства:  
·                   единая территория (которая должна быть небольшой по размеру);  
·                   коллектив граждан (гражданином является тот, кто участвует в законодательной и судебной власти);  
·                   единый культ;  
·                   армия;  
·                   общий запас;  
·                   единые представления о справедливости.  
«Уяснив, из каких элементов состоит государство, мы должны  
прежде всего сказать об организации семьи … Остановимся прежде всего на господине и рабе и посмотрим на их взаимоотношения с точки зрения практической пользы».  
Аристотель выделял три вида общения в семье:  
·                   власть мужа над женой;  
·                   власть отца над детьми;  
·                   власть домовладыки над рабами.  
Рабство одинаково полезно и рабу и господину. При этом «власть  
господина над рабом, как основанная на насилии, несправедлива».  
Аристотель достаточно гибкий мыслитель, чтобы не определять однозначно принадлежность к государству именно тех, а не иных лиц. Он прекрасно понимает, что положение человека в обществе определяется собственностью. Поэтому он критикует Платона, который в своей утопии уничтожает частную собственность у высших классов, специально подчеркивая, что общность имуществ невозможна. Она вызывает недовольство и ссоры, снижает заинтересованность в труде, лишает человека «естественного» наслаждения владением, и т.д.  
Таким образом, Аристотель оправдывает частную собственность. «Частная собственность, – говорит Аристотель, – коренится в природе человека, в его собственной любви к себе». Собственность должна быть общей только в относительном смысле, а вообще частной: «К тому, что составляет предмет владения очень большого числа людей, прилагается наименьшая забота». Люди заботятся более всего о том, что принадлежит лично им.  
Рассмотрение различных теорий государственных устройств Аристотель начинает с анализа проекта Платона. Он особо подчёркивает трудность осуществления этого проекта на практике, подвергая критике теоретическую позицию Платона – его стремление ввести в государство полное единство, не считаясь с реально существующей множественностью. В «Законах» Платона Аристотель находит произвольные утверждения, а в некоторых случаях непродуманные положения, грозящие при проведении их в жизнь теми или иными затруднениями и нежелательными результатами.  
Государственное устройство (politeia) – это распорядок в области организации государственных должностей вообще, и в первую очередь верховной власти: верховная власть повсюду связана с порядком государственного управления (politeyma), а последний и есть государственное устройство. «Я имею в виду, например, то, что в демократических государствах верховная власть – в руках народа; в олигархиях, наоборот, в руках немногих; поэтому и государственное устройство в них мы называем различным».  
«Аристотель проанализировал 156 видов полисов и на этом основал классификацию форм правления»1, – замечает Блинников А. К.  
Форма государства определяется числом властвующих (один, немногие, большинство).  
Различаются правильные формы правления – в них правители имеют в виду общую пользу (заботятся о благе народа) и неправильные формы правления – в них правители заботятся лишь о своём личном благе.  
Монархическое правление, имеющее в виду общую пользу, «мы обыкновенно называем царской властью»; власть немногих, но более чем одного – аристократией; а когда ради общей пользы правит большинство, тогда мы употребляем обозначение, общее для всех видов государственного устройства, – полития. «И такое разграничение оказывается логически правильным».  
Правильными формами государства являются монархическое правление (царская власть), аристократия и полития, а соответствующими ошибочными отклонениями от них — тирания, олигархия и демократия.  
Схема Аристотеля может показаться искусственной, если не принимать во внимание того, что все 6 терминов были в ходу у греков в 4 в. до Н. Э. Вряд ли существовали серьёзные разногласия о том, что понимать под царской властью, тиранией, аристократией, олигархией, демократией. Платон в «Законах» говорит обо всех этих видах как о чём-то общеизвестном, не требующем пояснения.  
«Аристотель стремится сделать свою схему гибкой, способной охватить всё многообразие действительности»1. Приводя в пример современные ему государства и оглядываясь на историю, он, во-первых, констатирует существование различных разновидностей внутри отдельных видов государственного устройства; во-вторых, отмечает, что политический строй некоторых государств объединяет в себе признаки различных государственных устройств и что существуют промежуточные формы между царской и тиранической властью – аристократия с уклоном в олигархию, полития, близкая к демократии и др.  
Каждая форма имеет, в свою очередь, несколько видов, поскольку возможны различные комбинации формообразующих элементов.  
Наилучшей формой правления Аристотель называет политию. В политии правит большинство в интересах обшей пользы. Все остальные формы представляют собой то или иное отклонение от политии. С другой стороны, сама полития, по Аристотелю, является как бы смешением олигархии и демократии. Этот элемент политии (объединение интересов зажиточных и неимущих, богатства и свободы) имеется в большей части государства, т. е. вообще характерен для государства как политического общения.  
Аристотель выделяет такие признаки политии, как: умеренный имущественный ценз на правящие должности; правит большинство; избрание путём голосования; торговцы и ремесленники должны быть лишены политических прав; преобладание среднего класса. Полития – «средняя» форма государства, и «средний» элемент в ней доминирует во всём: в правах – умеренность, в имуществе – средний достаток, во властвовании – средний класс. «Государство, состоящее из «средних» людей, будет иметь наилучший государственный строй» (принцип эгалитаризма). Эгалитаризм – это установление среднего размера дохода.  
Полития как лучшая форма государства соединяет в себе лучшие стороны олигархии и демократии, но свободна от их недостатков и крайностей.  
Из неправильных форм правления тирания – наихудшая: «Тирания, как мы сказали, есть деспотическая монархия в области политического общения». Резко критикуя крайнюю демократию, где верховная власть принадлежит демосу, а не закону, Аристотель с одобрением характеризует умеренную цензовую демократию, основанную на примирении богатых и бедных и господстве закона.  
Олигархия – тот вид, когда верховную власть в государственном управлении имеют владеющие собственностью; наоборот, при демократии эта власть сосредоточена не в руках тех, кто имеет большое состояние, а в руках неимущих.  
Одним из правильных видов государственного устройства является царская власть – монархия. Существует несколько видов монархий: пожизненная стратегия, которая бывает либо наследственной, либо выборной; эсимнетия, т. е. выборная тирания; варварская монархия; и, наконец, царская власть героических времён, основанная на добровольном подчинении ей граждан, но обладавшая ограниченными полномочиями, а именно: царь был военным предводителем, судьей и ведал религиозным культом. «Пятым видом царской власти будет тот, когда один человек является неограниченным владыкой над всем, точно так же как управляет общими делами то или иное племя или государство. Такого рода царская власть есть как бы власть домохозяйственная: подобно тому, как власть домохозяина является своего рода царской властью над домом, так точно эта всеобъемлющая царская власть есть в сущности домоправительство над одним или несколькими государствами и племенами».  
Монархическое начало предполагает для своего осуществления такую народную массу, которая по своей природе призвана к тому, чтобы отдать управление государством представителю какого-либо рода, возвышающемуся над нею своей добродетелью.  
Аристократическое начало предполагает также народную массу, которая способна, не поступаясь своим достоинством свободнорождённых людей, отдать правление государством людям, призванным к тому благодаря их добродетели.  
Наконец, при осуществлении начала политии народная масса, будучи в состоянии и подчиняться и властвовать на основании закона, распределяет должности среди состоятельных людей в соответствии с их заслугами.  
Аристотель различает несколько видов демократии и олигархии, которая является «оборотной стороной»наилучших государственных форм.  
Характерным отличием так называемого первого вида демократии служит равенство. Равенство же состоит в том, что «ни неимущие, ни состоятельные не имеют ни в чем каких-либо преимуществ; верховнаявласть не сосредоточена в руках тех или других, но те и другие равны». Другой вид демократии – тот, при котором занятие должностей обусловлено, хотя бы и невысоким, имущественным цензом.  
Обладающий им должен получить доступ к занятию должностей, потерявший ценз лишается этого права. Третий вид демократии – тот, при котором все граждане, являющиеся бесспорно таковыми по своему происхождению, имеют право на занятие должностей, властвует же закон. Четвертый вид демократии – тот, при котором всякий, лишь бы он был гражданином, пользуется правом занимать должности, властвует же опять-таки закон. При пятом виде демократии все остальные условия те же, но верховная власть принадлежит не закону, а простому народу. Это бывает в том случае, когда решающее значение будут иметь постановления народного собрания, а не закон. Достигается это через посредство демагогов.  
Отличительный признак первого вида олигархии состоит в следующем: занятие должностей обусловлено необходимостью иметь столь значительный имущественный ценз, что неимущие, хотя они представляют большинство, не допускаются к должностям; последние доступны только тем, кто приобрел имущественный ценз. Другой вид олигархии – тот, когда доступ к должностям также обусловлен высоким имущественным цензом и когда люди, имеющие его, пополняют недостающих должностных лиц путем кооптации; если это производится из всех таких лиц, то такой строй, по-видимому, имеет аристократический оттенок; если же только из ограниченного числа, то олигархический. При третьем виде олигархии сын вступает в должность вместо отца. Четвертый вид – когда имеется налицо только что указанное условие и когда властвует не закон, а должностные лица; этот вид в олигархическом строе – то же, что в монархическом тирания, а в демократическом – то, что мы назвали крайним его видом». Такого рода олигархию называют династией.  
Аристотель «был хорошо знаком с жизнью трёх разнородных по своему устройству и удельному весу государств: Афин, Македонии и своеобразного Атарнейского государства»1. В управлении последнего он принимал участие в качестве члена кружка философов, который организовался вокруг правителя Гермия. В качестве воспитателя наследника македонского престола Аристотель имел возможность вблизи наблюдать политическую жизнь Македонии. Наконец, долгое время проживая в Афинах, он видел пред собой классический образ демократического полиса. Поэтому без знакомства с данными государствами Аристотель не смог бы определить виды демократии и олигархии.  
Теперь рассмотрим аристократию. Аристократией по справедливости можно признавать только тот вид государственного устройства, когда управляют мужи, безусловно наилучшие с точки зрения добродетели, а не те, кто доблестен при некоторых предпосылках; ведь только при этом виде государственного устройства хороший муж и хороший гражданин – одно и то же, тогда как при остальных хорошими бывают применительно к данному государственному строю.  
Там, где государственное устройство считается и с богатством, и с добродетелью, и с народом, как, например, в Карфагене, это и есть аристократический строй; там, где принимаются в расчет только два из указанных условий, т.е. добродетель граждан и народ, как, например, в Лакедемонском государстве, получается смешение двух видов – демократического и основанного на добродетели. Таким образом, аристократическое устройство помимо его первого и наиболее совершенного вида имеет еще две указанные разновидности. Третьей же являются те виды так называемой политии, которые больше склоняются к олигархии.  
«Большинство полагает, – говорит Аристотель, – что счастливое государство должно быть большим по своим размерам». Однако он с этим утверждением не согласен: «Опыт подсказывает, однако, как трудно, чтобы не сказать невозможно, слишком многонаселенному государству управляться хорошими законами;  по крайней мере мы видим, что все те государства, чье устройство слывет прекрасным, не допускают чрезмерного увеличения своего народонаселения».  
Таким образом, ясно, что наилучшим пределом для государства является следующий: возможно большее количество населения в целях самодовлеющего его существования, притом легко обозримое. «Вот как мы определяем величину государства».  
Политическим идеалом Аристотеля был самодостаточный экономически обособленный полис. Наилучшие условия для совершенного государства создаёт умеренный климат Эллады.  
Концепция Аристотеля служила теоретическим оправданием привилегий и власти землевладельческой аристократии. Несмотря на его заверения в том, что демократия и олигархия в политии смешаны «по половине» и даже «с уклоном в сторону демократии», аристократические элементы в государстве получили явное преобладание.  
В качестве примеров смешанного государственного строя в «Политике» названы аристократическая Спарта, Крит, а также «прародительская» демократия, введённая в Афинах реформами Солона.  

Краткое описание
Важнейшие труды Аристотеля условно названы: «Метафизика», «О душе», «Органон» и др. Исключительно важны для освоения философских оснований правовой теории трактат Аристотеля «Политика» и примыкающие к нему произведения философско-правового и этического характера («Никомахова этика», «Большая этика»)
Оглавление
содержание отсутствует